Политика Экономика Россия В мире Москва Технологии Интернет Культура Развлечения Видео Спецпроекты
ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ
МОСКОВСКИЙ ТЕЛЕГРАФ

США меняют курс: экспорту демократии пришел конец

В мире: 08:00, Среда 23 Август, 2017

Президент США Дональд Трамп заявил, что Вашингтон больше не будет использовать американские вооруженные силы для экспорта демократии в другие страны. Это заявление, сделанное перед американскими военными, стало попыткой президента США отказаться от стратегии «либерального интервенционизма», который на протяжении многих лет практиковали американские «неоконсерваторы». Однако провести в жизнь эту стратегию ему вряд ли удастся.

«Мы больше не будем использовать американские вооруженные силы для построения демократии в дальних краях или пытаться восстанавливать другие страны по нашему образу и подобию», — заявил президент США Дональд Трамп 22 августа во время выступления на военной базе Форт-Майер близ Вашингтона.

Его выступление было посвящено новой стратегии США в Афганистане, где Белый дом, по словам Трампа, должен сосредоточиться на борьбе с терроризмом, а не на построении демократии. Американский лидер заявил, что США будут преследовать общие интересы и цели со своими партнерами без попыток сменить их образ жизни. По мнению Трампа, подобный «принципиальный реализм будет управлять нашими действиями по движению вперед».

Политолог-американист Сергей Станкевич считает, что речь Трампа перед военными — это не реверанс в сторону «изоляционизма», о котором, по мнению эксперта, «в современную эпоху побеждающей глобализации говорить бессмысленно». Как считает Станкевич, сегодня речь идет о выборе Вашингтоном внешнеполитической миссии и набора соответствующих ей инструментов.

«Либеральный интервенционизм (моделью которого стала миссия в Югославии) предполагает смену режимов в «неправильных» странах и затем долгое присутствие для построения в стране-клиенте устойчивого государства и даже нации», — рассказал эксперт.

Американский президент, продолжил он, намерен отказаться от экспорта демократии в обоих вариантах (быстром и долгом) — от силовой смены режимов и последующего nation-building (построения нации).

Альтернативная миссия, предлагаемая Трампом для США, подчеркивает Станкевич, — это «антитерроризм и миротворчество (с разделением ответственности с другими странами). Собеседник полагает, что Трамп будет опробовать новую стратегию как раз в связи с Афганистаном: «Это очень уместно, поскольку именно в Афганистане интервенционистская миссия «смены режима и построения нации» потерпела самый наглядный и сокрушительный провал».

По иронии судьбы, речь президента США перед военными стала во многом эхом речи его предшественника на этом посту Барака Обамы — человека, которого Трамп считает своим политическим антагонистом.

Как и Трамп, Обама также произнес ее перед военными — курсантами академии Вест-Пойнт в мае 2014 года. Как и речь Трампа, заявления Обамы были посвящены Афганистану и его решению оставить в этой стране 10 тыс. солдат и офицеров. Обращаясь к военным Вест-Пойнта, элитной кузнице кадров не только для военных, но и для политической элиты страны, Обама заявил, что считает, что США только проиграли, вмешиваясь в конфликты, которые не имели значения для безопасности США: «С начала Второй мировой войны некоторые из наших самых дорогостоящих ошибок исходили не из нашей сдержанности, а из нашей готовности спешить в военные авантюры — не задумываясь о последствиях…» По словам экс-президента США, военные действия «не могут быть единственной или даже первичной составляющей нашего руководства во всех случаях».

Авансом получивший Нобелевскую премию мира еще в начале своего президентства, Обама действительно старался воздерживаться от американского военного вмешательства на Ближнем Востоке. В конфликте в Ливии США отказались играть ведущую роль, отдав пальму первенства Италии и Франции. Обама также отказался от военных действий в Сирии в 2013 году, хотя и грозил Дамаску «красной чертой». Уже на закате своего президентства он называл Ливию «самой большой ошибкой» своего президентства.

Строим демократию, но не везде

США — страна, которая добилась огромных успехов в строительстве собственной экономики, — действительно не может похвастаться опытом построения успешной демократии в других странах мира с помощью военной силы. Особняком, правда, стоят случаи врагов, а затем союзников США — Германии и Японии.

В ФРГ после победы над нацизмом США действительно фактически смогли создать новую страну при помощи массивной программы, получившей название «план Маршалла». Иначе обстояло дело в Японии, на которую были сброшены атомные бомбы. После этого США также оказали Японии экономическую помощь, которая помогла этой стране впоследствии стать лидирующей экономической державой региона. Демократическая политическая система появилась в Японии также при помощи США, которые способствовали созданию новой японской конституции. При этом, как отмечают многие эксперты, новая конституция фактически лишила Японию военной независимости: ей было запрещено иметь собственные вооруженные силы — японские силы самообороны, хотя де-факто и являются военной силой, не имеют возможности вести боевых действий за рубежом.

Вопреки расхожему мнению в годы «холодной войны» США совершали не так много прямых военных вторжений в другие страны с целью смены неугодных режимов. В большинстве случаев это были операции ЦРУ, которое помогало местным правым совершить переворот против левых или просоветских режимов. Так, в 1953 году в Иране с помощью ЦРУ местными силами был свергнут левый премьер-министр Мохаммед Моссадык и восстановлена монархия. В 1973 году американские спецслужбы способствовали свержению президента-социалиста Сальвадора Альенде и приходу к власти в Чили военной хунты во главе с генералом Аугусто Пиночетом.

Наиболее масштабной военной интервенцией США во времена «холодной войны» стало вторжение во Вьетнам в 1965 году. США ставили своей целью помощь союзникам в Южном Вьетнаме в борьбе с прокоммунистическим режимом в северной части страны. Военная кампания США продолжалась до 1973 года, но завершилась бесславно. США были вынуждены покинуть Вьетнам как из-за больших потерь, так и из-за массовых протестов в самой Америке. После окончания «холодной войны», а вместе с ней и окончания многих «конфликтов низкой интенсивности» в Латинской Америке и странах Азии, США на некоторое время снизили степень вовлеченности во внешней политике. Конфликт в Югославии, в котором активно участвовали США и другие страны НАТО, не привел к прямой военной интервенции, однако закончился распадом государства. В 2000-е годы классическим примером американской военной интервенции с последующей попыткой строительства демократических институтов стал Ирак. Однако сегодня, несмотря на то что в Ираке и существует демократическое правительство и регулярно проходят выборы, оно фактически не контролирует половину страны. «Ирак ожидает неизбежный раскол. И его трагическая судьба служит дополнительной иллюстрацией словам Трампа», — считает политолог Станкевич.

Кампания в Ираке начала 2000-х годов резко контрастирует с другой операцией США в этой стране — «Буря у пустыне» 1991 года. Отличие состоит в том, что тогда мировое сообщество поддержало Вашингтон, а сами США действовали в составе международной коалиции и выполняли задачу по вытеснению из Кувейта войск Саддама Хусейна. «У этой войны были четко очерченные цели, а коалиция состояла из 26 стран, включая сирийцев. Я был в южной части Ирака, местные жители были нам очень рады. Мы освободили Кувейт, собрали вещи и ушли домой. Мой второй опыт в Ираке, а потом в Афганистане абсолютно противоположный», — рассказывал ветеран спецопераций США Шон Энгбрехт.

«Сигнал неоконсерваторам»

По мнению многих американских экспертов, провал американских усилий по демократизации Ирака связан с так называемыми неоконсерваторами — сторонниками принудительной смены неугодных режимов в администрации Джорджа Буша-младшего. Их «духовным отцом» считают тогдашнего вице-президента США Ричарда Чейни.

Несмотря на то что сейчас в администрации Трампа «неоконсерваторов» нет, они продолжают воздействовать на американскую политику через различные группы в конгрессе США. Политолог-американист, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Иван Курилла считает, что своей речью перед военными о прекращении строительства демократии военными силами Трамп посылает сигнал «неоконсерваторам»: «Трамп объявил конец неоконсерватизма. И это новость. А одним из главных принципов неоконов было использование силы для продвижения демократии», — рассказал эксперт.

Правда, Сергей Станкевич считает, что шансы на то, что у Трампа получится сменить глобальную миссию США, минимальны. Пока президент внутри страны проигрывает «глубинному государству». Этот термин используется как обобщающий для характеристики американских спецслужб. В этом уверен и другой американист, профессор МГИМО Виктор Мизин, который считает, что в условиях недоукомплектованного Госдепа и сложной внутриполитической ситуации руки у Трампа будут связаны. К тому же президент США все еще не представил четкой стратегии на Ближнем Востоке, и ему приходится действовать ситуативно: «Мы сегодня видим, что Америка не может уйти ни с Ближнего Востока, ни из Афганистана. К тому же уход может привести еще к большему хаосу», — говорит Мизин. Эксперт подчеркивает, что если во времена «холодной войны» США могли действовать не самостоятельно, а через своих «клиентов», сегодня такой возможности нет: «Сейчас клиентов нет и приходится все делать самим, а сами США испытывают определенный недостаток в ресурсах и компетентности».

 

 

 

 

 

 

 

 

Источник: gazeta.ru

Кто в курсе
Враг государства
Этот поезд в цене: плацкарт дорожает, купе дешевеет
СБУ проверит российских гастролеров
«Звонившие использовали IP-телефонию»
«Окей, гугл, кто идет к доске?»
Украина в гневе: Донбасс греет поляков
В Голландии женщина купила веб-камеру. Устройство начало с ней разговаривать спустя месяц
Украинские депутаты подрались за звание самого большого врага России
У Чечни отнимут миллионы
«Большой друг Обамы» пропихнул «закон имени Магнитского»
Выдвижение Путина: как, когда и с кем
Есть четыре способа урегулировать северокорейский кризис
В Москву приехал король
Россия будет сильной, но больной
Под «реинтеграцией» Киев понимает полную победу над Донбассом
Благотворительность — один из источников финансирования терроризма
Такой «Орфей» нам не нужен
Криптовалюта — новый фундамент для финансовых пирамид
Самые бедные платят банкам больше всего
Эстонцы призовут роботов к закону первыми на планете
Наказание за референдум: курды в блокаде
«Это будет ошибка, которая изменит все»
Госдеп США сказал, что не взламывал замки в консульстве РФ в Сан-Франциско
Украину затянет в экономическую ловушку
Осознание увиденного
Вашингтон признал свое поражение в информационной войне против России
«Говорящая голова» Авакова предсказала Порошенко судьбу Януковича
Независимость Курдистана и Каталонии: игра без правил, а правила — без игры
Россияне ужмутся, но махнут в Турцию
Каталония подкрепила референдум забастовкой
Автошколы тянут билет
Голландский фермер смеётся так же, как кричат его курицы
Россия спасает врага Америки
Мечты не сбываются: почему «Газпром» стоит так дешево
Европа не признала независимую Каталонию
Беби-боксы: формирование «рынка сбыта» детей
К «нормандской четверке» хочет присоединиться пятый
Каталония рвется на волю
США навязывают России общение на языке санкций
Коммунизм по-китайски: председатель ставит на армию
Война с неверными: атеизм атакует Ближний Восток
Слова литовского дипломата о разговоре с Путиным доказывают слабость Грибаускайте
Крым отнимут у крымчан?
Регионам дают шанс на развитие
Великое переселение народов в Европу: откуда и зачем?
Цукерберг пошел против президента
Российским школьницам не хватает мужчин
Умер создатель Playboy
Кошмары наяву: чего боятся россияне
Меркель подобрали «Альтернативу»
Теффт улетает, но может и вернуться
Недоспали на два триллиона
Россия избавила от химической угрозы весь мир и саму себя
США способны осваивать Луну только вместе с Россией
Россиян зарывают в долговую яму
«С высокой вероятностью Telegram в России должны заблокировать»
Будущее России на конкурсной основе
США назначили связных по России
Упрощенная подпись: риск для будущих пенсионеров
Среди украинской элиты прорезался голос разума
Украине простят даже грязные оружейные сделки
Реформой Академии наук займется специалист в области лазеров и плазмы
Скандальный закон стремительно разрушает европейские надежды Украины
«Калашников» показал прототип «летающего» мотоцикла как «инициативную разработку»
Ради ущемления русского языка Порошенко готов поссориться с соседями
Риторика массового поражения
Итоги референдума: что будет с курдами
Американская истерика о «русском вмешательстве» становится выгодна и Москве
«Войну с Россией можно представить только в бреду»
Испанию принесут в жертву процессу строительства единой Европы
Нефть растет, рубль тормозит
«Шаг навстречу потребителю»
Первая жертва: Меркель сдаст могильщика Греции
Реальные хозяева Европы процветают, несмотря на любые кризисы
У губернаторов вышел срок
Выборы в Германии плавно перетекают в восстание антифашистов
Мутти всея Германии
«Конечно, это не будет российский сценарий»
ООН: полигон для России и США
Слова Тиллерсона о подполковнике Петрове являются сигналом для Москвы
Более серьезная проблема Трампа с Россией
Цукерберг стал участником антироссийской кампании
Не медицина: Европа указала гомеопатам на место
Референдум курдов: мир против, Израиль за
Американцам и «Ан-Нусре» удалось разозлить российскую армию
Активность мигрантов в России переходит в новое качество
Американские СМИ подбросили в костер пропаганды старые дрова
История с «Бинбанком» обнажила кризис российской банковской системы
«Россия 24» напомнила о пристрастии Моргана Фримана к марихуане
Новые перлы Трампа: «Намбия» и как разбогатеть в Африке
«Голубые каски» ООН в Донбассе: нужны ли миротворцы и где их размещать?
В правительстве задумались об «активном долголетии»
«Украина — не самое легкое место для жизни»
Испания силой подавляет «каталонскую весну»
Российскую одежду стал покупать даже Китай
Угроза или ресурс: как адаптировать мигрантов
Российские товарняки объедут Украину
Лавров предъявил США три пункта подозрений
Фримен заявил о лидерстве США в войне против России
«Яндекс» попробует внедриться в автомобили

 

 

 

 

 

Яндекс.Метрика