Политика Экономика Россия В мире Москва Технологии Интернет Культура Развлечения Видео Спецпроекты

Шелковый путь против Большого Ближнего Востока

Политика: 18:00, Четверг 29 Июнь, 2017

Явное и резкое обострение российско-американских отношений, которое по формальным основаниям объясняют вовлеченностью Вашингтона в сирийский кризис на стороне так называемой «умеренной оппозиции» (той, что «умеренная» днем, а ночью «переодевается», превращаясь в террористическую), на самом деле имеет куда более широкую природу. И наиболее наглядно это обстоятельство представлено активизацией попыток, предпринимаемых командой Дональда Трампа, на китайском направлении. Точнее, на российско-китайском, где за пять месяцев, прошедших после прихода новой администрации, предприняты поистине беспрецедентные усилия, чтобы вбить клин в стратегическое партнерство Москвы и Пекина. Вкратце напомним, что у этого партнерства имеется серьезная предыстория, связанная прежде всего с 2009 годом, когда в марте, в канун лондонского саммита «Группы двадцати», Россия и Китай устами зажатого между ними в тиски Нурсултана Назарбаева предложили международным финансовым институтам подумать над введением новой мировой резервной валюты.

Реакцией официального и неофициального Вашингтона — от президента Барака Обамы и министра финансов Тимоти Гайтнера до главы ФРС Бена Бернанке — стала истерика, смысл которой сводился к тому, что «подобного допустить нельзя, потому что этого нельзя допустить никогда». От слов тогда вынужденно перешли к делу. Тщательно подготовленный мировой финансовый обвал, в ходе которого под видом кризиса планету собирались «кинуть на бабки», обрушив долларовую «резервную» пирамиду a la «МММ», не состоялся. Вместо этого в Лондоне пришлось лихорадочными темпами создавать Совет по финансовой стабильности «двадцатки» (FSB) и включать программы по сути «безвозмездной» раздачи денег «приближенным» глобальным банкам.

А когда «открытие» недавних президентских выборов сенатор Берни Сандерс рассказал о реальных масштабах работы печатного станка, превысивших «план Полсона» (предшественника Гайтнера) в 20 с лишним раз, правящая в Америке олигархия окончательно сбросила маски и поставила ежегодное финансирование «банков, слишком больших, чтобы лопнуть», на «промышленную» основу. Стыдливо прикрыв сие начинание эвфемизмом «программ количественного смягчения», западные «хозяева жизни» приступили к публикации ежегодных списков таких банков. И их состав по сей день «трогательно» повторяет суммарный перечень участников трех крупнейших банковских сетей — Inter-Alpha Group of Banks (Ротшильды), European Financial Services Roundtable (ЕС) и Financial Services Forum (США). В том, что это были не спонтанные действия финансовых властей США, а «многоходовка» глобального уровня, убеждает координация ФРС с ЕЦБ: как только «успокоился» американский печатный станок, активизировался европейский. Случайностью такие совпадения не бывают.

К чему эта прелюдия? К тому, что всем и всякому должно быть ясно, что на Москву и Пекин у западных олигархов, прежде всего «банкстеров», финансовых властей и спецслужб уже с тех пор, выражаясь языком преферансистов, нарисован «большой зуб». И то унижение, когда Западу предложили осуществить его же план под российско-китайским контролем, предотвратив тем самым уже запущенный было глобальный дефолт, требует сатисфакции. Поэтому все игры в политику с Россией и Китаем на Западе сейчас ведутся именно с тем, чтобы вбить клин между двумя ключевыми евразийскими столицами; даже вынужденное для Запада включение юаня в корзину SDR — условной электронной валюты МВФ — было осуществлено не без соответствующей «загогулины». Китайскую валюту поставили выше европейской. И в этом ясно просматривалось стремление возбудить обиду в Брюсселе, Берлине и Париже, включив в эту американскую игру против Китая еще и Европейский союз, который, забыв о суверенитете, пляшет под американскую дудку антироссийских санкций уже давно, регулярно продляя их по команде из Вашингтона.

Поэтому обратим внимание на важные обстоятельства, связанные с ключевыми фронтами противостояния Запада с Москвой и Пекином — Украиной, Сирией и КНДР. Пытаясь нанести нашим державам и их двусторонним отношениям ущерб в этих точках, американцы и начинают разыгрывать китайскую карту против России, а российскую — против Китая. Украина и Корейский полуостров — не просто геополитические фланги этого противостояния, но своеобразное «солнечное сплетение» этих флангов. Здесь американцы «троллят» наши столицы порознь, отыскивая «слабые звенья» и провоцируя кризисные ситуации, военно-политическая сложность которых, по их расчетам, может побудить Москву и Пекин отшатнуться друг от друга, руководствуясь принципами «моя хата с краю» и «своя рубашка ближе к телу». Не прошла крупная военная провокация у берегов КНДР, когда американская авианосная группа подвела ситуацию чуть ли не к прелюдии обмена ракетными ударами, и начинает снова раздуваться украинский кризис. Китайские товарищи достойно ответили Вашингтону, отвергнув язык «стодневных» ультиматумов и обратив его внимание на то, что интенсивность северокорейской ядерной программы находится в прямой пропорциональной зависимости от военной активности США в Южной Корее и количества проводимых этими странами двусторонних военных маневров. При этом США постарались спровоцировать Россию применить право вето в Совбезе ООН, расширив санкционный список против нашей страны в связи с ракетными испытаниями в КНДР. Москва, надо полагать, обсудила эту ситуацию с Пекином, и голосование двух стран оказалось солидарным.

Теперь, с каждым днем, все больше поступает тревожной информации о подготовке крупной провокации на Украине. В фарватер американских хозяев активно встраивают и европейских марионеток, о чем говорит предложение Эмманюэля Макрона о «всемирном пакте в защиту окружающей среды». Очень похоже, что-то и другое между собой взаимосвязаны. Если провокация на одной из украинских АЭС, на которую, похоже, Порошенко «подписался» во время недавнего визита в США, удастся, то далеко не последним фактором последующего разворота событий может стать спекуляция на определенных различиях в отношении России и Китая к Парижскому климатическому соглашению. Поскольку на ближайшие дни в преддверие саммита «двадцатки» в Гамбурге запланирован визит в Москву лидера КПК и Председателя КНР Си Цзиньпина, думается, что обсуждаться будет широкий спектр вопросов. В том числе и координация усилий двух стран в преодолении последствий крупной американской провокации, где бы Вашингтону, оказавшемуся в геополитическом цейтноте, не удалось ее «провернуть».

Особняком стоит проект Великого шелкового пути (ВШП), известный под официальным названием «Один пояс и один путь». В Вашингтоне прекрасно понимают, что Си Цзиньпин связал с этим проектом свою политическую судьбу, сделав его внешнеполитическим приоритетом своего правления, поэтому удар и наносится по наиболее уязвимому месту. К тому же, не является секретом и то, что сам этот проект первоначально задумывался на Западе и был описан в 2007 году в книге Збигнева Бжезинского «Еще один шанс». Крупный идеолог-русофоб присматривался к строительству под контролем США через Россию и Турцию трансконтинентального транспортного коридора. И рассчитывал протянуть его в Китай, нанизав, по сути, всю Евразию на эту ось англосаксонских интересов. Нового при этом он не открыл: максима «Кто контролирует Евразию — тот контролирует мир» на Западе была хорошо известна задолго до Бжезинского, со времен Альфреда Мэхана и Хэлфорда Маккиндера, которые противопоставили друг другу «морскую» и «сухопутную» геополитику. Поэтому нынешний китайский проект, «собирающий» Евразию во встречном направлении — не с Запада на Восток, как хотел Бжезинский, а с Востока на Запад — так не нравится англосаксонским концептуальным элитам. Даже если предположить, будто «Один пояс и один путь» — это проект глобализации по-китайски, на что напирают его критики в России и что далеко не бесспорно, все равно очевидно, что он, как клином, вышибает другой, англосаксонский глобализационный «клин», разрушая иллюзии и планы строительства однополярного мира. Поэтому выступать против ВШП во многом означает если и не поддерживать нынешнюю глобализацию напрямую, то по крайней мере существенно облегчать ей путь к успеху.

При этом важно понимать следующее. Китай и Россия находятся перед общими угрозами со стороны американского проекта «Большого Ближнего Востока», который восточным флангом упирается в среднеазиатское «подбрюшье» России и «проблемный» китайский Синьцзян. Поэтому в отличие от «раскачивающих» этот регион США, Москва и Пекин в равной степени заинтересованы в его стабилизации. В определенной мере проект «Одного пояса…» этому способствует.

Во-первых, сухопутная часть маршрута во многом дополняет известную геополитическую ось Пхеньян — Пекин — Исламабад — Тегеран и далее Ливан («Хезболла») и Сирия (алавитский режим Башара Асада). Включение в маршрут республик Средней Азии, а также Турции не противоречит, а как раз соответствует интересам успешного разрешения сирийского кризиса, которое связывается с Россией и ее укрепляющимся региональным альянсом с Турцией и Ираном. В более широком геополитическом плане соединение шиитской оси Ближнего и Среднего Востока (Иран — «Хезболла» — конфессиональные меньшинства в арабских странах) с тюркской частью суннитского мира снижает риски конфессиональной трансформации сирийского конфликта, а также удерживает «в узде» региональные монархии, прежде всего саудовскую и иорданскую.

Во-вторых, морской трафик маршрута создает для включенных в него арабских стран стимулы договариваться с соседями по всем направлениям — конфессиональному (суннизм — шиизм) и национальному (тюрки + персы vs. арабы). Тем самым «геополитика трубопроводов» если и не отходит на второй план, то теряет доминирующее значение единственного геоэкономического фактора, противоречия в котором служат неизменным детонатором конфликтов; появляются другие, более перспективные, мотивы преодоления этих противоречий. И нынешний катарский кризис, спровоцированный вояжем Трампа в Саудовскую Аравию — это отчаянная попытка США помешать этим оздоровительным тенденциям. Не случайно, даже СМИ Гонконга, пользующегося в КНР определенной экстерриториальностью, указывают на препятствия, которые чинит конфликт вокруг Катара совместным инфраструктурным проектам, намекая как раз на ВШП, а также отмечают, что, не имея прямого геополитического интереса на Ближнем Востоке, Китай озабочен созданием прецедентов экспорта подогреваемой американцами нестабильности на другие территории. Очевидно, что имеется в виду «в сторону своих границ».

Как заявило недавно информационное агентство «Синьхуа», «Китай выступает за борьбу с терроризмом во всех его проявлениях. Поддержка террористов ради каких бы то ни было целей не оправдана. В этом он видит и способ разрешения нынешнего кризиса в отношениях Катара с арабскими странами: чтобы все стороны признали, что необходимо бороться с терроризмом».

В-третьих, экономическое взаимодействие с Пекином расширяет российские геополитические возможности в регионе Средней Азии. В отличие от 70-х годов прошлого века, окрепло российско-китайское взаимопонимание вокруг Афганистана, в котором появляются некоторые новые важные штрихи. Раньше Москва практически не имела влияния на пуштунские племена афганско-пакистанского пограничья (Вазиристана). А вот сейчас при молчаливом согласии Пекина развивается успешный диалог с талибами, где угроза со стороны ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) способствует ослаблению радикалов и укреплению умеренных (не секрет, что фундаментом «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в свое время выступили именно пуштуны, противопоставившие себя этническим таджикам и узбекам «Северного альянса»).

Появляются неожиданные, ранее немыслимые возможности: например, по оказанию влияния на среднеазиатские светские режимы, которые сильно опасаются талибов и связанных с ними местных отделений радикально-религиозных движений. И в этом плане голословные утверждения, будто в результате взаимодействия с Китаем наша страна «теряет» Среднюю Азию, не выдерживают никакой критики, ибо все обстоит ровным счетом наоборот. Ранее почти потерянная Средняя Азия возвращается в сферу российских интересов, и особенно ярко это видно на примере поведения лидеров Киргизии и Узбекистана — Алмазбека Атамбаева и Шавката Мирзиеева. С другой стороны, аналогичное давление в фактическую пользу России со стороны турецкого президента Реджепа Эрдогана все более испытывает казахстанский лидер Нурсултан Назарбаев, что особенно важно в преддверие транзита власти в этой постсоветской республике.

В целом, объединение стран региона общими экономическими интересами, совмещенное с операцией российских ВКС в Сирии, успешно противостоит деструктивной активности американских сателлитов, прежде всего Саудовской Аравии, а также Иордании и некоторых «карликов» Залива. Вот подтверждение этого важного факта из китайского официального источника. «Китай не собирается примыкать к какой-либо фракции, противостоя другой фракции — в том, что касается позиции по Ближнему Востоку. В то же время Китай против нарушения суверенитета и территориальной целостности стран, против того, чтобы внешние силы свергали режимы и перекраивали границы стран региона», — заявил во время показательного визита в Иорданию глава китайского МИД Ван И, назвав ситуацию на Ближнем Востоке «вызовом миру и безопасности на планете в целом».

По сути эта позиция ничем не отличается от мотивов российского военного участия в Сирии, в основе которых лежит тезис о незыблемости международного права в том, что касается территориальной целостности суверенных государств. Но ведь именно это оспаривается американцами в рамках проекта «Большой Ближний Восток», к которому с приходом новой американской администрации все более возвращается внешняя политика США. На что рассчитывают в Белом доме, понятно. Не имея возможности эффективно повлиять на исход предстоящих президентских выборов в России, несмотря на вкладываемые в это миллиарды, Вашингтон надеется написать если не «свой сценарий» намеченного на ноябрь с.г. XIX съезда КПК, то «подправить» в своих интересах тот, что готовится китайской концептуальной элитой. И с помощью привычного вмешательства в чужие внутренние дела сорвать геополитический «куш», переиграв расстановку сил, которая складывается в пределах глобального «геополитического треугольника», включающего Россию, Китай и США. Дело в том, что по проверенным жизнью «правилам» этого «треугольника» проигрывает в нем тот, кто остается в одиночестве. И укрепляющееся стратегическое партнерство Москвы и Пекина не оставляет Вашингтону, будь там у власти хоть Трамп, хоть бесноватый Маккейн, другого шанса, кроме вбивания упомянутых «клиньев» в российско-китайские отношения.

США при этом готовы на любой вариант; им неважно, дружить ли с Москвой против Пекина или с Пекином — против Москвы; главное — помешать их дальнейшему сближению, которое подписывает однополярному миропорядку однозначный и скорый приговор. Отсюда приоритетная ставка американцев на потенциальных противников или конкурентов правящих элит в наших странах, для поощрения которой и используются важные внутриполитические события. И те, кто внутри страны эту «линию» подхватывают, берут на себя тяжелую ответственность перед настоящим и будущим. Хочется надеяться, что ни у них, ни у тех, кто за ними стоит, из этого ничего не выйдет.

 

 

 

 

 

Источник: regnum.ru

Путин не послушал Трампа
Российские товарняки объедут Украину
Лавров предъявил США три пункта подозрений
Фримен заявил о лидерстве США в войне против России
«Яндекс» попробует внедриться в автомобили
Компромат на 100 миллионов
Саакашвили тихо побунтовал в Киеве
В Китае передвинули буддийский храм из-за норм безопасности
Америка хочет превратить ООН в свою цепную собаку
Украина потребовалась Вашингтону в роли бинокля
Может ли Церковь помочь снять фильм, лучше «Матильды»?
Здоровый бюджет: как подорожают табак, алкоголь и бензин
Саакашвили отправился на гастроли
СМИ: вертолёт по ошибке выстрелил в людей на учениях «Запад-2017»
Картошка, турникет и официанты: на что собирают деньги в школах
Москва и Вильнюс не поделили воздух
Армения – Азербайджану: может, что-то и вернем
8 месяцев на Марсе: без конфликтов не обошлось
Пенсионные обещания: кто не работает — тому прибавку
Зимний загул: россиянам расписали праздники
Как работают на фабрике по производству сюрстрёмминга с «худшим в мире запахом»
США отвергли план России по Донбассу
Могут ли Германия и Франция вытянуть ЕС из финансового болота?
В руках Трампа — спасение Империи. Или только репутации?
«Мусорная реформа» напоролась на кампанейщину
Саакашвили использует трагедию в Одессе в своих интересах
Украина предлагает Западу повторить сирийское фиаско
«Война телеканалов» все больше напоминает спектакль
Вашингтон пытается влиять на политическую систему РФ через регионы и Казахстан
Клинтон неожиданно оказалась единомышленницей Путина
Францию реформируют в пользу хозяев
Женщинам еще долго догонять мужчин по зарплате
«Вандализм в «Зарядье» – это вопрос ко всем нам»
Непереводимая игра слов
Союзники США пришли делить Дейр-эз-Зор
США закроют Россию миротворцами
Ford признался, что спрятал водителя в кресле для испытаний «самоуправляемого» автомобиля
Юнкер решил посадить ЕС на вертикаль
Эвакуация дошла до Москвы
«Мы самостоятельно принимаем меры»
США дала Украине угля
Болгарию принуждают называть Россию угрозой
Соловьев напрасно ответил Урганту
В здание парламента Петербурга перестали пускать посетителей без галстуков
Свалки хотят оборудовать видеокамерами и датчиками радиации
О чем сожалеет Клинтон
Минус девять
Саакашвили идет на Киев
Россия мешает Соединенным Штатам удушить КНДР
Массовый «телефонный терроризм» подозрительно похож на крупнейшие учения
Презентация новых iPhone 8 и iPhone X
Германия раскручивает скандал вокруг «русских ботов» с конкретной целью
Украина боится и готовится обороняться от учений «Запад-2017»
США предлагали закрыть авиасообщение между Россией и КНДР
Тимошенко сочли врагом Украины
У США осталась брешь, критически уязвимая для ядерного удара
«Окончательное уничтожение»
Альтернативные сравнения Крыма с ГДР вряд ли понравятся Меркель
Сергей Лавров пообещал Вашингтону дипломатический паритет
Жизнь взаймы: россияне движутся к банкротству
Атомная бомба — теперь в Японии?
Возвращение Саакашвили: США открыли сезон охоты на Порошенко
Европа устроила распродажу паспортов
Проблема-2030: как заставить женщин работать
Скандал вокруг школьной реформы на Украине стал международным
Прибалты устыдились своего прошлого
Водители заплатят за экологию
Москва готовит пространство для работы нового посла в США
Регионы по кадастру считают
Умом Россию не понять: зачем вкладчики несут деньги в банки
Парламентские выборы 2017 года в Германии: сюрпризов не будет
Каталония предостерегла Мадрид от силовой операции
Эрдоган нацелился на СНГ
Украинская «реформа» транзита газа не нужна ни ЕС, ни России
Дальний Восток: деньги приходят, а люди бегут
Подлинный размах российских учений Запад узнает лишь постфактум
Российский товарняк минует Украину
Организаторам установки мемориальной доски Немцову не хватает уважения к его памяти
Запад помог России развернуться на Восток
Куда Меркель толкает Эрдогана
«Москва ждет от ООН выводов в свою пользу»
Jaguar показал электрокар на основе дизайна классической модели 1968 года
Не опять, а снова: ЕС продлил санкции против россиян
«Если делать по классике, нужен триллион рублей»
Победить Украину можно только в голове
Не только Мьянма: где еще притесняют мусульман
Эксперты оценили перспективы судебного иска России против США
Турцию не признали Европой
В нагрузку к американскому оружию Киев получит партизанскую войну
Путин готовится к наступлению на корейском фронте
Королевские амбиции
Москва будет судиться с Вашингтоном из-за дипсобственности
Euronews попрощался с «Культурой»
Нужен нам берег турецкий
Россия в поисках денег
Война все ближе: Трамп вооружает Сеул
Трагедию переселенных народов нужно помнить ради общего будущего
«Единая Россия» оставила Путину выбор
Кадыров стал жертвой манипуляции на теме «геноцида рохинджа»
Россия теряет детей
Трое в одной точке: сетевой ритейл оккупировали фермеры

 

 

 

 

 

Яндекс.Метрика