Политика Экономика Россия В мире Москва Технологии Интернет Культура Развлечения Видео Спецпроекты

Франция может выбрать свободу

В мире: 10:00, Пятница 21 Апрель, 2017

Во Франции было пять республик (то есть конституций и принципов устройства власти) – и большую часть времени президентов избирал парламент.

Прямые выборы начались лишь в 1959-м – когда президентом был избран де Голль. Это были эпохальные выборы – в том числе и потому, что спустя несколько лет Франция лишилась не только своих колоний, но и Алжира, считавшегося департаментом республики. Столь же эпохальными были и единственные прямые выборы главы государства, проходившие до этого – когда в 1848-м Луи Бонапарт был избран президентом республики, а через три года провозгласил себя императором.

Понятно, что Наполеон Третий и де Голль являются самыми сильными фигурами в новейшей, посленаполеоновской истории Франции, но и нынешнее голосование может оказаться в одном ряду с этими выборами. В том случае, если президентом станет представитель контрэлит. Из четырех кандидатов, имеющих шансы выиграть выборы, таких два – Жан-Люк Меланшон и Марин Ле Пен.

Если 65-летний Меланшон предлагает покончить с пятой республикой – приняв новую конституцию и ограничив полномочия президента, ликвидировав «президентскую монархию» – то 48-летняя Ле Пен не призывает к изменению системы власти. Но оба они являются откровенно антисистемными, антиэлитными кандидатами. Они категорически неприемлемы для французской элиты – формально двухпартийной, но в реальности надпартийной.

Социалисты и голлисты давно уже превратились просто в два лагеря одной правящей бюрократии – система, по сути, не отличающаяся от американского двухпартийного уклада с его борьбой нанайских мальчиков. Разница между политикой двух последних президентов (социалиста Олланда и голлиста Саркози), конечно, есть, но она совершенно непринципиальна для обычных французов. За последние годы правящие элиты окончательно дискредитировали себя, а процесс евроинтеграции, то есть глобализации, еще и подчеркнул абсолютную несамостоятельную и безыдейную роль системных политиков.

То есть во Франции происходит тот же процесс, что и в других европейских странах – размывание полномочий национального государства обнажает убогость национальной элиты, ее полное перерождение в наднациональную. Недовольство избирателей приводит к эрозии всей партийной системы, к появлению новых, в самом деле растущих снизу, от народа, партий и движений – как в Италии и Испании – или к резкому росту популярности тех, кто не боится честно говорить о существующих проблемах, тех, кого десятилетиями травили как «маргиналов» или «популистов».

Точно такой же процесс идет и в англосаксонских странах – только там он привел к «Брекситу» и победе Трампа, а сами проигравшие элиты пытаются взять под контроль как невыгодный им процесс (выхода Великобритании из ЕС), так и настроенных на самостоятельную политику правителей (случай Трампа). Так что Ле Пен и Меланшон бросают вызов не только французской элите, но и всему глобальному атлантическому истеблишменту, управляющему Западом. Это проявляется хотя бы в том, что они говорят по поводу внешней политики – и левый Меланшон, и патриот Ле Пен предлагают выход из ЕС и НАТО. Причем даже сложно назвать это вопросами внешнеполитическими – в конце концов, евроинтеграция имеет своей целью ликвидацию национальных государств, так что речь идет о национальном суверенитете.

Сохранится ли независимая Франция или нет? Да, в случае победы Меланшона или Ле Пен Франция сразу не покинет ЕС – более того, референдум по ЕС, который обещает провести Марин, вполне могут выиграть и сторонники сохранения членства Франции в союзе. Но сам факт победы антиглобалистских кандидатов окажет огромное воздействие на весь мир.

Во-первых, победа несистемного политика в одной из пяти великих держав (Франция – член Совета Безопасности ООН и ядерная держава) подтвердит всю глубину кризиса проекта атлантической глобализации. После Brexit и победы Трампа, которые были категорически не нужны национальным элитам, бунт еще и Франции окончательно дезинтегрирует единый атлантический Запад.

Во-вторых, победа Ле Пен или Меланшона станет серьезнейшим ударом по Евросоюзу. Сейчас даже сложно представить себе реакцию Германии, локомотива и центра евроинтеграции, на победу во Франции противника ЕС – и, кроме того, понятно, что такой результат французских выборов скажется и на сентябрьском голосовании в ФРГ, на выборах в бундестаг. Рост популярности евроскептикам – «Альтернативе для Германии» – будет обеспечен.

Евросоюз не развалится, но ради его сохранения придется или переходить к политике «двух скоростей» (то есть фактически выделять два Евросоюза – основной, «настоящий», и внешний, периферийный) или сильно ограничивать полномочия Брюсселя в пользу национальных правительств, то есть проводить децентрализацию, полностью противоречащую всей логике атлантического проекта евроинтеграции.

В-третьих, приход к власти франкоцентричного и антиатлантического президента может привести к изменению всей европейской архитектуры безопасности. На фоне выхода Великобритании из ЕС и попыток Трампа существенно ослабить противостояние с Россией в Европе Франция может стать инициатором не просто примирения с Россией, но и разворота Европы с Атлантики в Евразию и выстраивания новой оси. Париж – Москва, Париж – Берлин – Москва или даже Париж – Берлин – Москва – Пекин. Конечно, для того чтобы даже подступиться к этому, мало одной победы на выборах, но учитывая, что Франция раньше всегда была законодателем политической моды в Европе, роль хозяина Елисейского дворца не стоит недооценивать. Да, Марин Ле Пен или Жан-Люк Меланшон, даже выиграв выборы, будут существенно ограничены в свободе действий – в июне во Франции пройдут парламентские выборы и ни Национальный фронт, ни тем более «Непокоренная Франция» не смогут получить в Национальном собрании большинство. И значит, у нового президента не будет своего правительства. Но все равно его влияние на внутреннюю и внешнюю политику Франции будет велико.

Но всё это определится 7 мая, а сейчас, в это воскресенье, 23 апреля, пройдет первый тур президентских выборов. Ни один из 11 кандидатов не наберет 50 процентов голосов – и два набравших больше всех претендента выйдут во второй тур. Сейчас шансы на это есть у четырех кандидатов – кроме Ле Пен и Меланшона пройти дальше могут ставленник истеблишмента и атлантистов Эммануэль Макрон и бывший премьер Франсуа Фийон. Наиболее вероятная пара финалистов, если ориентироваться на данные соцопросов, – Ле Пен и Макрон. У них в районе 23–25 процентов. У Меланшона и Фийона – в районе 19–20 процентов. Но опросы могут ошибаться, причем как сознательно, так и случайно. Ну и степень мобилизации избирателей у разных кандидатов разная – выше всего она у Ле Пен и Меланшона. Не говоря уже о том, что число неопределившихся крайне велико и на них окажут влияние итоги заключительных теледебатов, которые состоялись в четверг вечером. Так что финальная пара может оказаться самой неожиданной – впрочем, присутствие в ней Марин Ле Пен практически гарантировано. И дальше впереди будут две недели страшной медиа- и политической атаки на лидера Национального фронта. А если в паре с ней окажется Жан-Люк Меланшон, то французская политическая система просто «зависнет».

 

 

 

 

 

источник: vz.ru

США сделали первый выстрел в конфликте с Китаем
ФАС не там ищет причину высоких цен на авиабилеты
Евросоюз побеждает санкции
Киев покончит с дипломатией
Россиянам не хватает на молоко
Шарлотсвилл: как Ли развязал новую войну
«Поставки летального оружия» похожи на насмешку над Украиной
На дискриминацию русских в Латвии пожаловались Совету Европы
Российскому зерну не нашлось места
Сладкого в России нет
В Киеве на памятнике воинам АТО изобразили героя игры Diablo 3
История добровольного отказа от ЯО несет много полезных уроков
Украинские двигатели долетели до Вашингтона
Рубль ослабеет к осени
Крах внешней политики США парадоксально соответствует обещаниям Трампа
Где пройдет решающая битва сирийской войны
«Калашников» представил электромотоциклы ИЖ для полиции
В северокорейских ракетах ищут украинский след
Блокада оказалась не нужна
Экзистенциальное счастье
Битва за межгород
Пекин будет защищаться
Россияне уходят в тень
Все как у Трампа: пресса расследует связи Нетаньяху
Российские потребители нащупали дно
«Экономическое чудо», не случившееся в городе сказочных зарплат
Одним из следствий интеграции Украины в ЕС стала работорговля
Боевая подготовка: Ким созывает послов
Отсюда пойдет московская реновация
Россияне бросают семьи
Глава Красноярского края предложил прокалывать колёса машин, проезжающих по ремонтируемому мосту
Как Федерика Могерини покорила Иран
Что надо есть, чтобы избежать похмелья
Россия обошла Украину
Санкции США всегда ведут к войне. Сценарий 3-й Мировой
Первый трейлер комедии «Смерть Сталина» по французскому комиксу
Деньги сквозь стену
Трампу не жалко дипломатов
Европа без круассанов: масло резко подорожало
США сами виноваты в нависшей над ними ядерной угрозе
Западные ставки по ипотеке в России невозможны даже для Сбербанка
«Матильда» идет в прокат
«Власть никто никому не отдает, ее надо завоевывать»
Учителя моют деревья
Томатное эмбарго: экспорт российского зерна под угрозой
Трамп шьет украинское дело
Ватикан захотел наладить отношения с Москвой
Российское общество показывает признаки выздоровления
Выборы в Германии: скучно не будет
Заменители сигарет попали под подозрение
ВСУ манипулируют данными о потерях в Донбассе
Сбербанк и «Яндекс» способны создать новый облик российской интернет-торговли
Отзыв банковских лицензий: ЦБ вылечит всех
Война без конца: афганская ловушка для Трампа
«Запрос на перемены» трактуют как «позитивную эволюцию общества»
«Говорят, у нас убивают. А в Турции не убивают?»
Киев стимулирует массовый исход населения из Украины
Газовая неопределённость
Эмбарго трёхлетней выдержки
Попытка Макрона узаконить расходы на свою жену провалилась
Киев и Варшаву поссорило кладбище
Украина добьет «Газпром»
Российские железнодорожные войска нанесли по Украине финансовый удар
Робот Atlas от Boston Dynamics упал со сцены во время мероприятия
Как выжить под санкциями
Торс Путина сводит американцев с ума
Минздрав предупреждает: россиянам будет не до спиртного
«Добро пожаловать в Сочи»: на пляже в Адлере забил гейзер из грязи
Новый виток санкций: Россия откажется от доллара
По авторитету британской монархии нанесен мощный удар
Член конгресса США случайно пообещала объявить Путину импичмент «сразу после Трампа»
Выход из «крымского тупика»
Чиновники под ударом: госаппарату угрожает раскол
У Турции нет шансов стать Европой
Концерт Scooter возродил украинскую идею сажать за посещение Крыма
American Conservative: Законно ли военное присутствие США в Сирии?
Путин никогда не отвернется от Трампа
«Гигантская» чайка прервала прогноз погоды канадского телеканала
Регионы Украины потребовали импичмента Порошенко
КПРФ ополчилась на «Единую Россию»
«Газпром» пустил газ в обход Украины
Центробанк определил главных
Биткоин раскололся: что теперь покупать
«России объявлена полноценная торговая война»
Рада зовет «голубые каски»
«Мы будем защищаться»
Samsung Pay начинает работу с «Миром»
Историю «умеренной оппозиции режиму Асада» можно считать законченной
Пенсионерам подкинули 3 евро
Новый глава ФБР займется Украиной и Клинтон
Украина гонит волну на Керченский мост
Крым обойдется без Siemens
Бедные, но счастливые
Госдеп забудет о печеньках
Общие нужды оплатят по счетчику
Реновация-2032: Москва переселит миллион человек
Проблемы с выдачей американских виз начались уже давно
Германия уличила Польшу во лжи в отношении российского газа
Ватикан просит дать время Трампу и не отталкивать Россию

 

 

 

 

 

Яндекс.Метрика