Политика Экономика Россия В мире Москва Технологии Интернет Культура Развлечения Видео Спецпроекты

Франция может выбрать свободу

В мире: 10:00, Пятница 21 Апрель, 2017

Во Франции было пять республик (то есть конституций и принципов устройства власти) – и большую часть времени президентов избирал парламент.

Прямые выборы начались лишь в 1959-м – когда президентом был избран де Голль. Это были эпохальные выборы – в том числе и потому, что спустя несколько лет Франция лишилась не только своих колоний, но и Алжира, считавшегося департаментом республики. Столь же эпохальными были и единственные прямые выборы главы государства, проходившие до этого – когда в 1848-м Луи Бонапарт был избран президентом республики, а через три года провозгласил себя императором.

Понятно, что Наполеон Третий и де Голль являются самыми сильными фигурами в новейшей, посленаполеоновской истории Франции, но и нынешнее голосование может оказаться в одном ряду с этими выборами. В том случае, если президентом станет представитель контрэлит. Из четырех кандидатов, имеющих шансы выиграть выборы, таких два – Жан-Люк Меланшон и Марин Ле Пен.

Если 65-летний Меланшон предлагает покончить с пятой республикой – приняв новую конституцию и ограничив полномочия президента, ликвидировав «президентскую монархию» – то 48-летняя Ле Пен не призывает к изменению системы власти. Но оба они являются откровенно антисистемными, антиэлитными кандидатами. Они категорически неприемлемы для французской элиты – формально двухпартийной, но в реальности надпартийной.

Социалисты и голлисты давно уже превратились просто в два лагеря одной правящей бюрократии – система, по сути, не отличающаяся от американского двухпартийного уклада с его борьбой нанайских мальчиков. Разница между политикой двух последних президентов (социалиста Олланда и голлиста Саркози), конечно, есть, но она совершенно непринципиальна для обычных французов. За последние годы правящие элиты окончательно дискредитировали себя, а процесс евроинтеграции, то есть глобализации, еще и подчеркнул абсолютную несамостоятельную и безыдейную роль системных политиков.

То есть во Франции происходит тот же процесс, что и в других европейских странах – размывание полномочий национального государства обнажает убогость национальной элиты, ее полное перерождение в наднациональную. Недовольство избирателей приводит к эрозии всей партийной системы, к появлению новых, в самом деле растущих снизу, от народа, партий и движений – как в Италии и Испании – или к резкому росту популярности тех, кто не боится честно говорить о существующих проблемах, тех, кого десятилетиями травили как «маргиналов» или «популистов».

Точно такой же процесс идет и в англосаксонских странах – только там он привел к «Брекситу» и победе Трампа, а сами проигравшие элиты пытаются взять под контроль как невыгодный им процесс (выхода Великобритании из ЕС), так и настроенных на самостоятельную политику правителей (случай Трампа). Так что Ле Пен и Меланшон бросают вызов не только французской элите, но и всему глобальному атлантическому истеблишменту, управляющему Западом. Это проявляется хотя бы в том, что они говорят по поводу внешней политики – и левый Меланшон, и патриот Ле Пен предлагают выход из ЕС и НАТО. Причем даже сложно назвать это вопросами внешнеполитическими – в конце концов, евроинтеграция имеет своей целью ликвидацию национальных государств, так что речь идет о национальном суверенитете.

Сохранится ли независимая Франция или нет? Да, в случае победы Меланшона или Ле Пен Франция сразу не покинет ЕС – более того, референдум по ЕС, который обещает провести Марин, вполне могут выиграть и сторонники сохранения членства Франции в союзе. Но сам факт победы антиглобалистских кандидатов окажет огромное воздействие на весь мир.

Во-первых, победа несистемного политика в одной из пяти великих держав (Франция – член Совета Безопасности ООН и ядерная держава) подтвердит всю глубину кризиса проекта атлантической глобализации. После Brexit и победы Трампа, которые были категорически не нужны национальным элитам, бунт еще и Франции окончательно дезинтегрирует единый атлантический Запад.

Во-вторых, победа Ле Пен или Меланшона станет серьезнейшим ударом по Евросоюзу. Сейчас даже сложно представить себе реакцию Германии, локомотива и центра евроинтеграции, на победу во Франции противника ЕС – и, кроме того, понятно, что такой результат французских выборов скажется и на сентябрьском голосовании в ФРГ, на выборах в бундестаг. Рост популярности евроскептикам – «Альтернативе для Германии» – будет обеспечен.

Евросоюз не развалится, но ради его сохранения придется или переходить к политике «двух скоростей» (то есть фактически выделять два Евросоюза – основной, «настоящий», и внешний, периферийный) или сильно ограничивать полномочия Брюсселя в пользу национальных правительств, то есть проводить децентрализацию, полностью противоречащую всей логике атлантического проекта евроинтеграции.

В-третьих, приход к власти франкоцентричного и антиатлантического президента может привести к изменению всей европейской архитектуры безопасности. На фоне выхода Великобритании из ЕС и попыток Трампа существенно ослабить противостояние с Россией в Европе Франция может стать инициатором не просто примирения с Россией, но и разворота Европы с Атлантики в Евразию и выстраивания новой оси. Париж – Москва, Париж – Берлин – Москва или даже Париж – Берлин – Москва – Пекин. Конечно, для того чтобы даже подступиться к этому, мало одной победы на выборах, но учитывая, что Франция раньше всегда была законодателем политической моды в Европе, роль хозяина Елисейского дворца не стоит недооценивать. Да, Марин Ле Пен или Жан-Люк Меланшон, даже выиграв выборы, будут существенно ограничены в свободе действий – в июне во Франции пройдут парламентские выборы и ни Национальный фронт, ни тем более «Непокоренная Франция» не смогут получить в Национальном собрании большинство. И значит, у нового президента не будет своего правительства. Но все равно его влияние на внутреннюю и внешнюю политику Франции будет велико.

Но всё это определится 7 мая, а сейчас, в это воскресенье, 23 апреля, пройдет первый тур президентских выборов. Ни один из 11 кандидатов не наберет 50 процентов голосов – и два набравших больше всех претендента выйдут во второй тур. Сейчас шансы на это есть у четырех кандидатов – кроме Ле Пен и Меланшона пройти дальше могут ставленник истеблишмента и атлантистов Эммануэль Макрон и бывший премьер Франсуа Фийон. Наиболее вероятная пара финалистов, если ориентироваться на данные соцопросов, – Ле Пен и Макрон. У них в районе 23–25 процентов. У Меланшона и Фийона – в районе 19–20 процентов. Но опросы могут ошибаться, причем как сознательно, так и случайно. Ну и степень мобилизации избирателей у разных кандидатов разная – выше всего она у Ле Пен и Меланшона. Не говоря уже о том, что число неопределившихся крайне велико и на них окажут влияние итоги заключительных теледебатов, которые состоялись в четверг вечером. Так что финальная пара может оказаться самой неожиданной – впрочем, присутствие в ней Марин Ле Пен практически гарантировано. И дальше впереди будут две недели страшной медиа- и политической атаки на лидера Национального фронта. А если в паре с ней окажется Жан-Люк Меланшон, то французская политическая система просто «зависнет».

 

 

 

 

 

источник: vz.ru

Берлин и Париж требуют от Восточной Европы солидарности
«Не хочу, чтоб она наделала дома, а мне убирать потом»
У Лукашенко кончились доллары
Путин свернул гору
В банкоматах закончатся фальшивки
15 суток за крепкое словечко
На западном фронте без перемен
Восток против Запада
Google закрыли из-за букмекеров
«Мой идеальный партнёр должен быть супермудрым, сострадательным и супергениальным»
Евро побеждает
Трамп пытается смягчить санкции
Охране добавили полномочий
Польша не пускает российский газ
Падающий рубль оставит без отпусков
«Старые толстые страшные» стюардессы напомнили о себе
Регионы сокращают затраты на лекарства для онкобольных
«Яндекс» снял видеотрибьют на «Звезду по имени Солнце» ко дню рождения Цоя
Фигура нового премьера Сербии пугает отнюдь не принадлежностью к ЛГБТ
«У Трампа нет особых отношений с Россией»
Рейтинг безопасности российских городов расходится с официальной статистикой
«Большая двойка»: Китай и США объединяются против остального мира
Всех под санкции за трубу
Антироссийские санкции поставили на паузу
Брюссель и Лондон начали развод
В России разрешили сиесту
Неловкая попытка грузинского депутата сделать селфи
Россияне оплатят отмену роуминга в Европе
Литве предстоит платить за свою русофобию
Россия сделала большой шаг на пути к лидерству на шельфе Арктики
Президент Коста-Рики проглотил осу во время выступления, пошутил и продолжил говорить
Донбасс миром не вернется
Референдум, который взорвет Ирак
Равенство под прикрытием полиции
Макрон взял карт-бланш
Сгоревшая высотка показала неприглядную сторону Великобритании
Россия предпочитает американское
«Приготовьте эту страницу»
«Мы пытаемся найти ответы»
Греки отодвинули дефолт
«Мы не торопим встречу с Трампом»
США не потерпят выходки охраны Эрдогана
Украина закроет кредиты долгами
Рецессия закончилась, бедность осталась
«Он же Гога, он же Гоша»
«Европа и США оседлали коня недовольства украинцев»
«Это смена государственной политики Украины»
«Куда деньги-то ушли, собранные с населения?»
В Шанхае представили прототип передвижного беспилотного магазина
Белоруссия отказалась от рубля
«Санкции нужны, но могут быть проблемы»
Тема «русских хакеров» в США достигла высокого напряжения
Бесплатная раздача земель вне Дальнего Востока чревата большими проблемами
«За Россию и свободу до конца»
«Много лести и мало скепсиса»
Анонимность человека в московской толпе ушла в прошлое
Трампа хотят лишить права влиять на антироссийские санкции
Вместе с пятиэтажками в Москве уничтожат малый бизнес
Украина осталась без газовых дивидендов
Штаты заглядывались на Терек
«Пропустит концерт Depechе Mode, зато будет много читать»
Европа требует к себе жителей Донбасса
Макрон показал Франции новую реальность
Трамп заткнул утечку в Белом доме
«Собираешься построить стену за 25 миллиардов, которую можно перелезть по лестнице за 25 долларов?»
Императору Японии дали три года
Навальный против Кремля: за кем пойдет молодежь
«Газпром» тянется к Азии
Украинизация прессы может привести к ее исчезновению
«НАТО не нужна головная боль в виде Украины»
Россия может усилить группировку в Калининграде
«В Белом доме сделали ставку на русофобию»
Рекордный экспорт зерна не принесет России рекордного дохода
Какая из двух «русских угроз» опасней для США?
Соглашение с ОПЕК существенно поправило российский бюджет
Госкомпании не платят
Хрущевки попали под консенсус
Курды взялись за Ракку
Магадан пьет за всю Россию
Разговор двух полиглотов на 15 языках
Путин и Трамп обойдутся без камер
Россия готовит Украине визовый ответ
В Белом доме Россию причислили к врагам
Самым бедным добавят на еду
Литва заколачивает границу
На Балканах разрастается информационная война против России
Увеличение точности метеопрогнозов требует слишком больших затрат
«Appocalypse»: реклама Apple о мире без приложений
Россия останется в выигрыше от катарского кризиса
Мало кто из жителей Украины сможет претендовать на пенсии в будущем
«Цель санкций — повлиять на выборы в России»
Пенсия может подождать
Буря в Заливе
«Вы везде услышите жалобы на американские власти»
Россия вступает в тяжелую борьбу за несырьевые рынки
Британия начала осознавать опасность экстремизма
Массовое лишение частной собственности в Москве
Москвичи на 90% за снос
Трамп навредил самому себе, отказавшись от Парижского соглашения
Россия выбирает цифровую экономику
«Дело Трампа» докатилось до Британии

 

 

 

 

 

Яндекс.Метрика