Политика Экономика Россия В мире Москва Технологии Интернет Культура Развлечения Видео Спецпроекты
ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ
МОСКОВСКИЙ ТЕЛЕГРАФ

Кто запретил девочку в хиджабе и мальчика в кипе

Россия: 13:00, Пятница 27 Январь, 2017

2017 год, едва начавшись, оказался богат на громкие религиозные скандалы, связанные с соблюдением прав мусульман. Сначала Генеральная прокуратура взялась за проверку сообщений о массовом женском обрезании в Дагестане. А теперь Минобрнауки России запротестовало против того, чтобы в школах носили религиозную атрибутику. Поводом послужили события в Мордовии …

 

Директора уволили за намазы?

На территории Мордовии третий по численности этнос — это татары, на которых приходится 5% населения (после русских и мордвы). В некоторых селах они сформировали, фактически, моноэтнические анклавы — как, например, в Белозерье Ромодановского района. В канун Нового года была уволена директор сельской школы Адиля Янгличева (она занимала этот пост с мая 2015 года), вместо нее сейчас исполняет обязанности Вера Липатова, которая ранее несколько лет работала учительницей в этой же школе Любопытно, что последние десять лет во главе школы в татарском анклаве назначались именно татары…

Следом за увольнением Янгличевой в школу нагрянула комиссия из районной администрации и Министерства образования республики во главе с заместителем министра Галиной Явкиной. На педсовете они объяснили необходимость столь резких изменений: якобы, учителя свободно отпускают учеников с уроков на пятничные намазы (моления), а многие педагоги ходят на занятия в хиджабах (традиционных мусульманских платках). Чиновники потребовали от учителей снять хиджабы, в противном случае пригрозили увольнением.

При этом чиновники Минобразования неуклюже ссылались на постановление правительства Мордовии, принятое еще в мае 2014 года, согласно которому на уроках запрещено появляться в головном уборе, а в школе — демонстрировать религиозную атрибутику. Фактически, это запретило ношение хиджабов девочками-мусульманками. Поводом для введения запрета стала ситуация именно в Белозерье: 12-летняя девочка, поправляя платок, проглотила английскую булавку…

Мусульманская община Мордовии (она насчитывает порядка 40 тысяч человек) болезненно восприняла этот запрет, начались непрекращающиеся суды между религиозными активистами и правительством республики. Точку в споре в феврале 2015 года поставил Верховный суд, куда на рассмотрение поступила жалоба жителей Белозерья: он решил, что запрет не нарушает свободу вероисповедания и права на образование девочек, исповедующих ислам.

 

«Черный список» в превентивных целях

Теперь же ситуация повернулась иным боком: чиновники требуют снять мусульманские платки уже не девочек-учениц, а их педагогов (кстати, и сама бывшая директриса Янгличева также ходила на работу в хиджабе).

Интересы учительниц, которых, несмотря на угрозы чиновников, пока никто не увольняет, согласился представлять саранский адвокат и общественный деятель, председатель правления Гильдии экспертов по религии и праву Марат Ашимов. Он же в 2015 году защищал интересы и родителей девочек-мусульманок из Белозерья, которым запретили ходить в школу в хиджабе.

 

Неожиданно на сторону учительниц встали и представители РПЦ.

— Требования чиновников министерства образования Мордовии к учителям по поводу ношения ими платков являются чрезмерными и не правомочными. Учителя взрослые и самостоятельные люди, матери, и требовать с них некоего особого дресс-кода, который не оговорен был заранее в трудовом договоре неправильно и беззаконно. Любой суд примет решение в пользу учителей, — считает член Общественной палаты России, саранский протоиерей Александр Пелин.

Разрешать ли или запрещать хиджабы в школах, российское общество уже активно спорило в 2012 году, после событий на востоке Ставрополья. Тогда, перед началом очередного учебного года прокуратура региона, которую возглавлял Юрий Турыгин, разослала в районные управления образования директивное письмо: представить списки учащихся, которые носят на уроки мусульманскую атрибутику. Необходимо это было якобы в «превентивных» целях — молодежь из мусульманских сел Ставрополья уже начала посматривать в сторону Сирии, где начиналась гражданская война и уже укрепляло позиции «Исламское государство» *.

Некоторые директора поняли эту директиву по-своему. В частности, в школе № 12 в селении Кара-Тюбе (Степновский район), где велика доля ногайцев, исповедующих салафизм. Директор отказалась пускать на уроки пятерых девочек, которые носили хиджаб. Следом такие же инциденты повторились в двух селах Советского района — Нины и Привольное.

 

Кадыров вступился… и за крестики

В октябре 2012 года ставропольский губернатор Валерий Зеренков подписал постановление, запрещающее любую религиозную атрибутику в школах. Оспорить его законность в Верховном суде пыталась группа ногайцев из восточных районов Ставрополья (их интересы представлял известный московский адвокат Мурад Мусаев), но безуспешно. А спустя год такой же путь были вынуждены пройти и мусульмане Мордовии. И вот новый виток конфликта. Ситуация в Белозерье снова расколола российское общество в вопросе соблюдения религиозных прав и свобод. Точнее, о тонкой границе между этими самыми правами и мракобесием, агрессивно насаждаемым отдельными религиозными лидерами. Министр образования и науки России Ольга Васильева уже категорично высказалась «за» полный запрет любой религиозной атрибутики в школах — причем как у учеников, так и учителей. Стоит напомнить, что предшественник Васильевой, министр Дмитрий Ливанов и вовсе обещал, что единые требования к одежде учеников школ должны быть закреплены на федеральном уровне (правда, конкретные их варианты будут разрабатывать сами регионы, исходя из местных традиций). Но до этого так и не дошло.

В полемику с Васильевой не побоялись вступить руководители только одного региона — Чечни. Глава Рамзан Кадыров и спикер парламента Магомед Даудов. Причем оба высказались не лично, а через свои Instagram. Так, Кадыров написал, что тема религиозной атрибутики в школах «вброшена» в общество сознательно, чтобы отвлечь внимание россиян от реальных проблем современной школы — «наркомании, пьянства и посягательств на половую неприкосновенность». Кадыров написал также, что его дочери ходят в школу в хиджабах и ни за что их не снимут. Ну а Магомед Даудов написал в Instagram, что парламент Чечни в ближайшее время примет закон, разрешающий в школах носить любую религиозную атрибутику — хиджабы, православные крестики, еврейские кипы. Так что сегодня нужно запрещать в современной школе, а что разрешать? По просьбе «Свободной прессы» свою позицию по этому вопросу высказались ведущие эксперты-кавказоведы.

 

«Запрещать нужно не хиджабы, а гаджеты!»

Яна Амелина, секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба:

Полагаю, что в школах нужно разрешить абсолютно все, что не препятствует усвоению школьной программы (и категорически запретить любые «гаджеты»).

Если девочка в хиджабе или мальчик в кипе выполняют требования программы по физкультуре и не прогуливают уроки биологии (где излагается эволюционная теория происхождения человека) и физики (где рассказывают о современных теориях происхождения Вселенной), их одеяния никого не должны смущать, как никого не смущает крестик, который не видно под одеждой. Никаких специальных законов для этого принимать не нужно. Проблема в том, что ношение хиджаба (не будем делать вид, что это не так) часто является маркером устремлений, трудно совместимых с получением среднего образования в светской школе. Но если не является, и школьная программа осваивается в полном объеме без ссылок на несоответствие религиозным убеждениям некоторых ее компонентов — почему нет?

 

«Это новый виток исламофобии»

 

Руслан Камбиев, советник муфтия Ставропольского края, старший инспектор по правам человека на Северном Кавказе «Гражданского комитета по защите прав и свобод гражданина в СКФО»:

Если мы хотим построить действительно правовое государство, то ношение платков (хиджабов) в России категорически нельзя запрещать. Навязчивая идея запрета лишний раз доказывает, что статья Конституции РФ о свободе вероисповедания остаётся номинальной и не является обязательной к исполнению. А это подчёркивает, что и остальные статьи о праве на жизнь, свободе слова, свободе передвижения и остальных фундаментальных прав человека находятся под угрозой их несоблюдения.

 

Мало ли что не нравится исламофобам в нашей общей стране?!

Мусульмане России же не требуют законодательного запрета на ношение пирсинга, татуировок, красных и синих волос на голове и всего того «культурного и полового разнообразия», которое мы можем встретить не только в московском метро, но и в некоторых школах. В том же Израиле женщин, носящих хиджаб, на порядок больше, чем в России, но никто не требует запретить хиджаб ни на улице, ни в школах. Как же себя почувствуют те школьницы, дети беженцев из многострадальной Сирии и других стран, оказавшись в российских школах, где с них попытаются сорвать платок с головы?

В России количество мусульман составляет порядка 20 миллионов (около 15% населения страны). Причём большая часть является коренными жителями и полноправными гражданами страны, чьи предки внесли весомый вклад в ее становление и развитие. Для многих это будет открытием, но хиджаб (или женское покрывало), изобретено задолго до ислама. Принцип скромности был зафиксирован в нормах религиозного права, явленных еще до ислама, доказательство чего можно обнаружить в священных книгах всех авраамических религий. В исламе же хиджаб получил подтверждение и окончательную формулировку в следующем аяте Корана: «О Пророк! Скажи твоим женам, твоим дочерям и женщинам верующих мужчин, чтобы они опускали на себя свои покрывала. Так их будут легче узнавать (и отличать от рабынь и блудниц) и не будут они подвергнуты оскорблениям» (Коран, 33:59) Куда же катится наш мир, когда именно скромные девушки, носящие платок, и подвергаются оскорблениям, а девушки (как это модно стало говорить в последнее время) с «пониженной социальной ответственностью», обладают всеми правами и свободам? Запрет на ношение платков в школах России может иметь самые негативные последствия, так как покрытие головы является не то что бы желательным, а обязательным действием в религиозной доктрине, а запрет обязательного в исламе однозначно будет растолкован, как борьба против самой религии. Следовательно, вполне предсказуемо широкое противодействие подобным запретам, от интеллектуальной мусульманской элиты до крайних экстремистов, для которых этот запрет будет весомым доводом пополнения своих рядов и аргументированным обоснованием своих антигосударственных позиций. Уверяю вас, что те люди и чиновники, которые продвигают данную идею, являются врагами стабильности и спокойствия в России, причём совершенно неважно, делают они это намеренно, осознавая всю трагичность последствий, либо по своему невежеству и некомпетентности, что не освобождает их от ответственности за расшатывание сложившегося этноконфессионального мира и согласия.

 

 

*"Исламское государство" (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Кто в курсе
Враг государства
Этот поезд в цене: плацкарт дорожает, купе дешевеет
СБУ проверит российских гастролеров
«Звонившие использовали IP-телефонию»
«Окей, гугл, кто идет к доске?»
Украина в гневе: Донбасс греет поляков
В Голландии женщина купила веб-камеру. Устройство начало с ней разговаривать спустя месяц
Украинские депутаты подрались за звание самого большого врага России
У Чечни отнимут миллионы
«Большой друг Обамы» пропихнул «закон имени Магнитского»
Выдвижение Путина: как, когда и с кем
Есть четыре способа урегулировать северокорейский кризис
В Москву приехал король
Россия будет сильной, но больной
Под «реинтеграцией» Киев понимает полную победу над Донбассом
Благотворительность — один из источников финансирования терроризма
Такой «Орфей» нам не нужен
Криптовалюта — новый фундамент для финансовых пирамид
Самые бедные платят банкам больше всего
Эстонцы призовут роботов к закону первыми на планете
Наказание за референдум: курды в блокаде
«Это будет ошибка, которая изменит все»
Госдеп США сказал, что не взламывал замки в консульстве РФ в Сан-Франциско
Украину затянет в экономическую ловушку
Осознание увиденного
Вашингтон признал свое поражение в информационной войне против России
«Говорящая голова» Авакова предсказала Порошенко судьбу Януковича
Независимость Курдистана и Каталонии: игра без правил, а правила — без игры
Россияне ужмутся, но махнут в Турцию
Каталония подкрепила референдум забастовкой
Автошколы тянут билет
Голландский фермер смеётся так же, как кричат его курицы
Россия спасает врага Америки
Мечты не сбываются: почему «Газпром» стоит так дешево
Европа не признала независимую Каталонию
Беби-боксы: формирование «рынка сбыта» детей
К «нормандской четверке» хочет присоединиться пятый
Каталония рвется на волю
США навязывают России общение на языке санкций
Коммунизм по-китайски: председатель ставит на армию
Война с неверными: атеизм атакует Ближний Восток
Слова литовского дипломата о разговоре с Путиным доказывают слабость Грибаускайте
Крым отнимут у крымчан?
Регионам дают шанс на развитие
Великое переселение народов в Европу: откуда и зачем?
Цукерберг пошел против президента
Российским школьницам не хватает мужчин
Умер создатель Playboy
Кошмары наяву: чего боятся россияне
Меркель подобрали «Альтернативу»
Теффт улетает, но может и вернуться
Недоспали на два триллиона
Россия избавила от химической угрозы весь мир и саму себя
США способны осваивать Луну только вместе с Россией
Россиян зарывают в долговую яму
«С высокой вероятностью Telegram в России должны заблокировать»
Будущее России на конкурсной основе
США назначили связных по России
Упрощенная подпись: риск для будущих пенсионеров
Среди украинской элиты прорезался голос разума
Украине простят даже грязные оружейные сделки
Реформой Академии наук займется специалист в области лазеров и плазмы
Скандальный закон стремительно разрушает европейские надежды Украины
«Калашников» показал прототип «летающего» мотоцикла как «инициативную разработку»
Ради ущемления русского языка Порошенко готов поссориться с соседями
Риторика массового поражения
Итоги референдума: что будет с курдами
Американская истерика о «русском вмешательстве» становится выгодна и Москве
«Войну с Россией можно представить только в бреду»
Испанию принесут в жертву процессу строительства единой Европы
Нефть растет, рубль тормозит
«Шаг навстречу потребителю»
Первая жертва: Меркель сдаст могильщика Греции
Реальные хозяева Европы процветают, несмотря на любые кризисы
У губернаторов вышел срок
Выборы в Германии плавно перетекают в восстание антифашистов
Мутти всея Германии
«Конечно, это не будет российский сценарий»
ООН: полигон для России и США
Слова Тиллерсона о подполковнике Петрове являются сигналом для Москвы
Более серьезная проблема Трампа с Россией
Цукерберг стал участником антироссийской кампании
Не медицина: Европа указала гомеопатам на место
Референдум курдов: мир против, Израиль за
Американцам и «Ан-Нусре» удалось разозлить российскую армию
Активность мигрантов в России переходит в новое качество
Американские СМИ подбросили в костер пропаганды старые дрова
История с «Бинбанком» обнажила кризис российской банковской системы
«Россия 24» напомнила о пристрастии Моргана Фримана к марихуане
Новые перлы Трампа: «Намбия» и как разбогатеть в Африке
«Голубые каски» ООН в Донбассе: нужны ли миротворцы и где их размещать?
В правительстве задумались об «активном долголетии»
«Украина — не самое легкое место для жизни»
Испания силой подавляет «каталонскую весну»
Российскую одежду стал покупать даже Китай
Угроза или ресурс: как адаптировать мигрантов
Российские товарняки объедут Украину
Лавров предъявил США три пункта подозрений
Фримен заявил о лидерстве США в войне против России
«Яндекс» попробует внедриться в автомобили

 

 

 

 

 

Яндекс.Метрика