Политика Экономика Россия В мире Москва Технологии Интернет Культура Развлечения Видео Спецпроекты
ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ
МОСКОВСКИЙ ТЕЛЕГРАФ

Ад кинокритика, киноляпы и лучшие фильмы-2016

Культура: 13:03, Среда 28 Сентябрь, 2016

В рамках мастер-класса киношколы MR.FILM и проекта киноклуба "Нефть" в Ярославль приехал известный кинокритик, писатель, кинообозреватель программы "Вечерний Ургант" — Антон Долин. Мы поговорили с ним о главных фильмах года, сложной работе кинокритика и о том, как смотреть кино.

 

— Антон, вы часто бываете на разных кинофестивалях, где иногда в день приходится смотреть по несколько серьёзных, сложных фильмов длиной в несколько часов. Какими качествами нужно обладать, чтобы просмотреть все эти картины, понять их смысл и ещё рецензию на каждую написать?

 

Наверное, существуют какие-то природные качества, и научно их вычислить я не в состоянии, потому что все люди по-разному относятся к этой нагрузке – для одних это в радость, а для других вынужденный ад. Конечно, со стороны звучит странно, что Каннский кинофестиваль может показаться адом, но поверьте, это так. Нужно встать в 7 утра, чтобы в 8 уже занять очередь в зал, иначе может не хватить места. Для многих такие жертвы превращают просмотр даже самого желанного фильма в нечто чудовищное. Если говорить про интервью со знаменитостями, то бывали случаи, когда ты ждёшь в коридоре около двух часов кинозвезду, чтобы выцепить её на 10 минут для небольшой беседы. И это, честное слово, не в радость. Ты понимаешь, что погружаешься в огромный конвейер, причем возможность личного контакта со звездой сведена к минимуму. Ты задаёшь несколько вопросов, осознавая, что до тебя уже было 15 таких, как ты. И конечно эта звезда не запомнит твоего лица, не говоря уже об имени. Так что посещение любого кинофестиваля – это огромный стресс. Однако этот стресс по-разному влияет на людей: для одних это закалка, а для других — весьма неприятный процесс, с которым сложно справиться.

 

Я держу себя в тонусе на протяжении всей жизни, питаюсь культурой, и я лучше себя чувствую, если посмотрю в день пять фильмов, чем если проведу этот день, гуляя вдоль моря или загорая на пляже.

Я не думаю, что это можно в себе воспитать. Мне кажется, люди просто такими рождаются. Мне нравится находиться в этом бульоне, связанном с культурой и кино. До сих пор у меня не было случаев, чтобы концентрированность этого бульона мешала мне его оценивать.

 

— У вас есть какой-то определенный план, список критериев, по которым вы обычно оцениваете фильм?

 

План на фестивалях придумываю не я, а те, кто программирует фестиваль. Единственное — я стараюсь выбирать ту программу, где побольше интересных фильмов. В основном рецепт просмотра кино на фестивале следующий: вечером стараться не пить алкоголь, чтобы не уснуть посередине фильма, стараться спать ночью хотя бы 6 часов, и, в случае с фильмами, которые производят впечатление, иметь блокнот, чтобы записать какие-то цитаты или особенности этой картины.

 

— А вы замечаете киноляпы в кино?

 

Да, но очень редко, так как, мне кажется, киноляпы имеют очень отдаленную связь с оценкой качества кино. Ляпы бывали и у великих. Сегодня я ходил по вашему музею икон и думал об одновременности. Когда ты на одной иконе видишь событие, которое происходило при сотворении мира и конце света, или видишь историю какого-то святого от рождения до смерти, то эта одновременность нас не смущает, хотя это прямое нарушение последовательности. Перспективы, как в европейской живописи, у икон тоже нет, но нас это не смущает. Более того, это не заставит нас сказать, что картина с перспективой лучше, чем картина без неё. Такая же ситуация происходит с кино: фильм, в котором есть десятки ляпов, может казаться более талантливым, чем картина, в которой не будет ни одного ляпа. Моя задача — отличить хороший фильм от плохого, а оригинальный — от банального.

 

Часто бывает такое, что в кадре мелькает микрофон. Понятно, что это простая неаккуратность. Причем, возможно, актёр сыграл в этот момент гениально. И совершенно очевидно, что режиссёру важнее взять кадр, где присутствует гениальная игра актера. Может ли попавший в кадр микрофон помешать его решению? Нет.

 

Если это кино малобюджетное, там обычно нет человека, следящего за тем, чтобы сцены, снимаемые в течение короткого времени, шли друг за другом, или за тем, чтобы не было такого, что в одном кадре героиня держала в руках одну сумочку, а в следующую секунду стояла уже с другой. Это типичные ляпы. Но если в фильме есть сильная история, хорошая актёрская игра и продуманный сценарий, то наличие киноляпа не говорит вообще ни о чем.

 

— Нужно ли иметь специальное образование для того, чтобы стать кинокритиком? Или достаточно разбираться в классическом кинематографе и неплохо писать?

 

Мой опыт подтверждает, что специальное образование не нужно (Антон закончил филфак МГУ – прим.ред. ). И многие мои коллеги стали кинокритиками, не имея специального образования. Добавлю также, что в России по такому принципу можно стать журналистом. Может, отчасти это и плохо (улыбается). Для того чтобы стать кинокритиком, надо любить кино и надо много его смотреть и не испытывать аллергии. С моей точки зрения, необходимо иметь лишь гуманитарное образование.

 

— А вы вообще отдыхаете от кино?

 

Да, конечно. Вот сейчас, например. Я приехал на день в Ярославль — и за сегодняшний день, несмотря на то что я представляю фильм, я не посмотрю ни одной кинокартины. И когда я езжу со своей семьёй в отпуск, я тоже стараюсь не смотреть кино. Я провожу 2-3 недели, читая книги, гуляя и осматривая местные достопримечательности.

 

— Вы пересмотрели достаточно много хороших фильмов. Никогда не возникало желания снять собственное кино?

 

На самом деле, под этим вопросом скрыто представление о кинокритике как о человеке, который всегда хотел снимать фильмы, но не смог, побоялся, не успел и поэтому занялся кинокритикой. Такие случаи бывают, но они всегда очень печальные.

Мне кажется, что кинокритика, и кинорежиссура, и кинопродюссирование – совершенно разные профессии. Я занимаюсь кинокритикой, потому что мне это нравится. Если бы я хотел снимать фильмы, я бы давно их снимал. Кроме того, у человека, как вам известно, два полушария – левое и правое. Одно отвечает за анализ, а другое за творчество. Если ты успешен как кинокритик, значит, у тебя все хорошо с анализом.

 

— Но чтобы уметь писать, тоже нужен талант и творческий подход.

 

Может быть, но я не считаю, что я очень хорошо пишу. Я скорее хорошо мыслю, но многие люди принимают это за хорошее письмо. Однако я не стремлюсь к изысканности слога, мне это недоступно. Я стремлюсь к ясности анализа и внятности изложения. Эти два качества показывают профессионализм критика.

 

— Вам не кажется, что в последнее время многие режиссёры в своих фильмах начали воровать идеи у классиков, снимать то, что было популярно несколько десятилетий назад?

 

Так было всегда. В 30-е годы уже копировались режиссеры 10-х годов, в 50-е годы переснимали фильмы 30-х — и сегодня так тоже делают. Например, снимают "Великолепную семёрку" по мотивам классической ленты 1960 года, но она в свою очередь еще основана на "7 самураях" Акиры Куросавы.

 

Наконец, кино постоянно ворует у литературы, театра и особенно у живописи. То есть это искусство вторично априори.

Но в этом нет ничего плохого, любая из Мадонн Рафаэля или Леонардо будет пятитысячной по счету Мадонной в истории живописи, на каждой из них будет изображена женщина с младенцем и еще, как правило, у окна. Ну и что с того? Это не мешает каждой Мадонне быть отдельной и неповторимой. Если один художник может доказать свою самобытность, создавая что-то оригинальное, другой может доказать свою самобытность взяв за основу растиражированный сюжет, однако сделать картину так, как до него никто её не делал.

 

— То есть, за последние несколько лет не было никакого прорыва в кино, который бы изменил взгляд на это искусство?

 

Понимаете, изменение взгляда на кинематограф никогда не бывает моментальным. Понять в момент выхода фильма, что с него начнется новая эпоха, не удавалось почти никогда и никому.

 

"Космическая Одиссея: 2001" Стэнли Кубрика была освистана зрителем и провалилась в прокате, "Большой Лебовски" в момент выхода считался самым неудачным фильмом братьев Коэн. Культовый статус у фильма появляется спустя некоторое время. Сейчас нам невозможно понять тех людей, которым не понравились эти картины.

 

Так что я уверен, что в кино всегда происходит что-то новое. За последний год, например, на мейнстримовую сцену вышел Лав Диас. Это филиппинский режиссер, который 15 лет был в подполье, его знали только фанаты и филиппинская интеллигенция. В этом году ему дали награду на Берлинале — его девятичасовую картину смотрел полный зал. Сейчас, стоило ему снять следующий фильм, он получает главный приз на Венецианском кинофестивале. Уверяю, что люди, которые не слышали о существовании филиппинского кино, обязательно посмотрят фильмы Лав Диаса. А они очень особенные: черно-белое кино, основанное на традиции больших русских романов и на филиппинской истории, которая мало кому известна. Вот вам прорыв в кинематографе. И такое бывает практически каждый год.

 

— Какие у вас впечатления от Года российского кино?

 

Ох, очень смутные. Не могу сказать ничего определённого. Мне кажется, это просто способ более эффективного освоения бюджета, а насколько он был освоен, надо спрашивать у тех, кто занимался организацией этого события.

 

— Как вы думаете, получит ли "Оскар" фильм Андрея Кончаловского "Рай"?

 

Если ставить вопрос вот так, то я думаю, что нет. Мое предположение основано на чистой интуиции — и никакой логики нет, так как я не знаю, кто с ним будет конкурировать и как будет выглядеть контекст.

 

— Почему в России так не любят авторское кино?

 

Это неправда, у нас любят авторское кино. Я занимаюсь пропагандой авторского кино всю свою профессиональную жизнь и не испытываю нехватки в аудитории. Проблема в том, что у нас, во-первых, в этом кино практически не разбираются люди, которые владеют кинотеатрами и от которых зависит репертуар, во-вторых, у нас никто не знает, как этими фильмами торговать, как искать нужную аудиторию, в-третьих, весь наш киношный рынок направлен на получение большой прибыли и не думает о маленьких индивидуальных проектах. Я думаю, со временем эта ситуация изменится.

 

— Антон, вы посетили достаточно много европейских кинофестивалей, в какой стране приятнее всего находиться и смотреть кино?

 

Приятней смотреть кино в Венеции. Во-первых, помимо фильмов там прекрасная Венеция, во-вторых, есть теплое море, правда, там ядовитые медузы, но у всяких роз есть шипы, в-третьих, Венеция – единственный фестиваль без кинорынка, позволяющий думать о чистом искусстве, не задумываясь о его коммерческом потенциале. Иногда для кино это полезно. Благодаря этому факту в Венеции были открыты ярчайшие режиссеры киномира. С этой точки зрения Венеция (в отличие от постоянного саспенса Каннского фестиваля или деловитой перенасыщенности Берлинале), Венецианский фестиваль самый приятный.

 

И напоследок — список фильмов, которые впечатлили Антона Долина в 2016 году.

Must see 2016

 

Джефф Николс "Специальный полуночный выпуск"

Джанфранко Рози "Море в огне"

Марен Аде "Тони Эрдманн"

Кристи Пую "Сьераневада"

Пол Верховен "Она"

Том Форд "Под покровом ночи"

Алексей Мизгирёв "Дуэлянт"

Амат Эскаланте "Дикая местность"

Ана Лили Амирпур "Плохая партия"

"В поисках Дори"

 

Источник: Yaroslavl-room.ru

Кто в курсе
Враг государства
Этот поезд в цене: плацкарт дорожает, купе дешевеет
СБУ проверит российских гастролеров
«Звонившие использовали IP-телефонию»
«Окей, гугл, кто идет к доске?»
Украина в гневе: Донбасс греет поляков
В Голландии женщина купила веб-камеру. Устройство начало с ней разговаривать спустя месяц
Украинские депутаты подрались за звание самого большого врага России
У Чечни отнимут миллионы
«Большой друг Обамы» пропихнул «закон имени Магнитского»
Выдвижение Путина: как, когда и с кем
Есть четыре способа урегулировать северокорейский кризис
В Москву приехал король
Россия будет сильной, но больной
Под «реинтеграцией» Киев понимает полную победу над Донбассом
Благотворительность — один из источников финансирования терроризма
Такой «Орфей» нам не нужен
Криптовалюта — новый фундамент для финансовых пирамид
Самые бедные платят банкам больше всего
Эстонцы призовут роботов к закону первыми на планете
Наказание за референдум: курды в блокаде
«Это будет ошибка, которая изменит все»
Госдеп США сказал, что не взламывал замки в консульстве РФ в Сан-Франциско
Украину затянет в экономическую ловушку
Осознание увиденного
Вашингтон признал свое поражение в информационной войне против России
«Говорящая голова» Авакова предсказала Порошенко судьбу Януковича
Независимость Курдистана и Каталонии: игра без правил, а правила — без игры
Россияне ужмутся, но махнут в Турцию
Каталония подкрепила референдум забастовкой
Автошколы тянут билет
Голландский фермер смеётся так же, как кричат его курицы
Россия спасает врага Америки
Мечты не сбываются: почему «Газпром» стоит так дешево
Европа не признала независимую Каталонию
Беби-боксы: формирование «рынка сбыта» детей
К «нормандской четверке» хочет присоединиться пятый
Каталония рвется на волю
США навязывают России общение на языке санкций
Коммунизм по-китайски: председатель ставит на армию
Война с неверными: атеизм атакует Ближний Восток
Слова литовского дипломата о разговоре с Путиным доказывают слабость Грибаускайте
Крым отнимут у крымчан?
Регионам дают шанс на развитие
Великое переселение народов в Европу: откуда и зачем?
Цукерберг пошел против президента
Российским школьницам не хватает мужчин
Умер создатель Playboy
Кошмары наяву: чего боятся россияне
Меркель подобрали «Альтернативу»
Теффт улетает, но может и вернуться
Недоспали на два триллиона
Россия избавила от химической угрозы весь мир и саму себя
США способны осваивать Луну только вместе с Россией
Россиян зарывают в долговую яму
«С высокой вероятностью Telegram в России должны заблокировать»
Будущее России на конкурсной основе
США назначили связных по России
Упрощенная подпись: риск для будущих пенсионеров
Среди украинской элиты прорезался голос разума
Украине простят даже грязные оружейные сделки
Реформой Академии наук займется специалист в области лазеров и плазмы
Скандальный закон стремительно разрушает европейские надежды Украины
«Калашников» показал прототип «летающего» мотоцикла как «инициативную разработку»
Ради ущемления русского языка Порошенко готов поссориться с соседями
Риторика массового поражения
Итоги референдума: что будет с курдами
Американская истерика о «русском вмешательстве» становится выгодна и Москве
«Войну с Россией можно представить только в бреду»
Испанию принесут в жертву процессу строительства единой Европы
Нефть растет, рубль тормозит
«Шаг навстречу потребителю»
Первая жертва: Меркель сдаст могильщика Греции
Реальные хозяева Европы процветают, несмотря на любые кризисы
У губернаторов вышел срок
Выборы в Германии плавно перетекают в восстание антифашистов
Мутти всея Германии
«Конечно, это не будет российский сценарий»
ООН: полигон для России и США
Слова Тиллерсона о подполковнике Петрове являются сигналом для Москвы
Более серьезная проблема Трампа с Россией
Цукерберг стал участником антироссийской кампании
Не медицина: Европа указала гомеопатам на место
Референдум курдов: мир против, Израиль за
Американцам и «Ан-Нусре» удалось разозлить российскую армию
Активность мигрантов в России переходит в новое качество
Американские СМИ подбросили в костер пропаганды старые дрова
История с «Бинбанком» обнажила кризис российской банковской системы
«Россия 24» напомнила о пристрастии Моргана Фримана к марихуане
Новые перлы Трампа: «Намбия» и как разбогатеть в Африке
«Голубые каски» ООН в Донбассе: нужны ли миротворцы и где их размещать?
В правительстве задумались об «активном долголетии»
«Украина — не самое легкое место для жизни»
Испания силой подавляет «каталонскую весну»
Российскую одежду стал покупать даже Китай
Угроза или ресурс: как адаптировать мигрантов
Российские товарняки объедут Украину
Лавров предъявил США три пункта подозрений
Фримен заявил о лидерстве США в войне против России
«Яндекс» попробует внедриться в автомобили

 

 

 

 

 

Яндекс.Метрика