Сиротство как способ заработать

Россия: 08:00, Пятница 03 Февраль, 2017

Разгоревшийся скандал вокруг семьи Дель из Зеленограда, у которых опека отобрала десять детей, вызвал много обсуждений не только в СМИ, но и среди других приёмных семей. В социальных сетях многодетные родители пишут о страхе перед Департаментом социальной защиты населения: неизвестно, по какой причине чиновники захотят отобрать детей в следующий раз. Общественность же обвиняет таких родителей в попытке нажиться на сиротах.

 

Истерика в СМИ

Светлана и Михаил Дель — многодетные родители 13 детей. 10 января органы опеки отобрали у них десять приёмных. Поводом стало заявление воспитателя детского сада, которая обнаружила синяки на теле 6-летнего Серёжи. На отца семейства, Михаила, завели уголовное дело о побоях. Также уголовное дело по статье «халатность» возбудили в отношении должностных лиц органов опеки, которых обвиняют в том, что они вовремя не выявили, что в семье Дель нет необходимых условий для развития детей.

Вот уже две недели тему активно и однобоко освещают на федеральных каналах, пытаясь доказать вину родителей.

На Первом канале в вечернем выпуске новостей высказалась бывшая телеведущая программы «Доброе утро», а теперь член Общественной палаты Арина Шарапова. Она лично общалась с детьми, которых забрали. Корреспондент добавляет: «Надеялась услышать, как они хотят домой». Но, по словам Шараповой, она услышала совсем другое:

«Сам малыш, сидя у меня на руках, рассказывал, как его бил отец. Не только его, но и всех остальных. Видимо, это была строгая дисциплина. В принципе, это не возбраняется. Но она здесь, видимо, уже перебарщивалась, понимаете, шла через край. Когда дети хотели взять кусок хлеба – им не разрешалось. И дети воровали хлеб, дети не доедали.»

Отрывок из интервью Галины Голубковой, педагога-психолога дошкольного отделения гимназии №1528 Зеленограда, приводит не только Первый канал, но и «Россия 1»:«Я спросила у Серёжи: „что с тобой случилось?“ Он сказал: „Меня вечером побил папа“. Была синяя попа. Просто большая гематома на попе с правой стороны. И потом он повернулся правой стороной, и на бедре у него тоже была большая гематома».

Первый канал также опросил родителей детского сада, куда ходили дети семьи Дель. Вот что сказала член родительского комитета Людмила: «На фотографиях дети наряженные, на них комбинезоны какие-то. Серёжу никогда не приводили в этом комбинезоне, в котором он на фотографии в Инстаграме». Корреспондент НТВ напрямую обвинила приёмных родителей в том, что они делают бизнес на детях: «627 тысяч рублей в месяц. Вы не ослышались. Те, кто делает бизнес на сиротах, давно усвоили: максимальные дивиденды – за детей с инвалидностью». Ещё один сюжет НТВ об этой семье так и называется «Изъятые из приемной семьи дети рассказали об издевательствах». Хотя официально не доказано, что в семье над детьми действительно издевались. Но если на Первом канале и на НТВ всё-таки приводят мнения и другой стороны конфликта, а именно друзей семьи Дель — также многодетных родителей, которые активно защищают Светлану и Михаила, то на «России 1» этого и вовсе нет. Однако многодетные родители приёмных детей, которые активно следят за развитием этой истории, заметили несостыковки в сюжетах федеральных СМИ.

«Я, к своему сожалению, сразу же вижу огромное количество нестыковок: Арина Шарапова едет в приют к детям 31.01 и видит «жуткие синяки Серёжи». Прошло три недели после отобрания детей. Где Серёже ставят синяки? Тётя-полицейский заявляет, что когда они забирали детей, девочка Полина выбирала, какое платьице надеть, а другая девочка Рита — нет, у неё не было выбора, ей не давали хорошую одежду, потому что Рита — под опекой, а Полина усыновлённая. И тут я понимаю, что Полину забирали не из дома, а с ёлки. Она не могла выбирать одежду в момент отобрания дома в принципе. Ещё одна тётя из опеки говорит, что им вот папа сказал... И я понимаю, что папа как раз улетел на похороны своей мамы в Питер в день отобрания детей, он им не мог ничего говорить. И так далее. Спешка. Понимаю. Я уже физически не могу это смотреть. И не могу не смотреть, что самое плохое. Потому что эта тема сейчас очень важная. Это про будущее не только нас, усыновителей, но и всех, у кого есть или будут дети. Любые дети.» - Светлана Строганова, многодетная мать

Чем больше сирот, тем выше зарплаты сотрудников детских домов

В последнее время некоторые правозащитники стали говорить о феномене российской «экономики сиротства». Дело в том, что система финансирования детдомов в нашей стране полностью зависит от количества воспитанников. При передаче ребёнка из детдома в семью казённое учреждение лишается части средств. А за этой системой десятки тысяч чиновников. Грубо говоря, чем больше «душ» в специализированном учреждении, тем больше денег оно получает, тем больше, соответственно, зарабатывают сотрудники сиротского приюта. Плюс ко всему, после изъятия ребёнка из семьи орган опеки становится ответственным за его судьбу. А если с ребёнком что-то случится, то и отвечать будет этот орган, а возможно вообще останется без премии. Другое дело — детдом. С момента определения туда ребёнка его официальным опекуном становится директор учреждения. И если сироту захотят усыновить, то тогда уже директор будет отвечать за его судьбу, а детдом получит меньшее финансирование. По данным на конец 2016 года, в России около 60 тысяч детей-сирот осталось в государственном банке данных. Об этом заявила глава Министерства образования РФ Ольга Васильева на совещании с регионами по вопросу устройства в семьи детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Расходы на одного ребёнка в стационарных учреждениях колеблются от 54,7 до 97 тысяч рублей ежемесячно. Значит, в год получается не менее 700 тысяч рублей на ребёнка. Если же сирота оказывается в семье, то его приёмным родителям государство станет выплачивать 16,5 тысяч рублей в месяц на ребёнка до 12 лет, 22 тысячи на ребёнка от 12-18 лет и 27,5 тысяч на ребёнка-инвалида. Это при условии безвозмездной опеки. Когда же опека на возмездной основе, то родители получают ещё зарплату — около 14,5 тысяч рублей на ребёнка до 18 лет и около 24 тысяч на ребёнка-инвалида. Но эти цифры существуют только по Москве. В регионах ситуация гораздо сложнее. В 23 субъектах Российской Федерации минимальные выплаты составляют половину от прожиточного минимума, установленного для детского населения в данном субъекте. В абсолютном выражении размеры выплат составляют примерно от 4 до 5 тысяч рублей (+10%).

 

«Ребёнок-инвалид дома — это убыток»

Светлана Строганова — мать пятерых детей. Из них — двое приёмные и одна усыновлённая. Светлана на своей странице в Фейсбуке пишет о том, что ребёнок-инвалид дома — это убыток. Государство выделяет на него 26,5 тысяч рублей (по Москве). На сирот же в детских домах тратится государственных денег в четыре раза больше, чем на тех, кого взяли в семью. К примеру, в Санкт-Петербурге на ребёнка с инвалидностью выделяется ежедневно 10 850 рублей. В месяц получается — 325,5 тысяч рублей.

«Если восемь детей-инвалидов из детского дома передать приёмным родителям, то государство на этом в год сэкономит не меньше десяти миллионов рублей.» - Светлана Строганова, многодетная мать Что касается семьи Дель, на момент публикации материала двоих детей вернули приёмным родителям. Остальные находятся в специальных учреждениях. Как сообщает «Новая газета», в базе данных детей-сирот департамента труда и соцзащиты Москвы появились анкеты четырёх детей, изъятых у московской семьи Дель: Миланы, Серёжи, Артёма и Кати. При этом в графе «наличие братьев и сестёр» указано «нет». Дальнейшая их судьба пока неизвестна.